Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности

Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности, но и от изумления.

Похоже, у него за спиной стоял какой-то сумасшедший с оружием, причем довольно острым. Джим открыл рот, но не знал, что сказать. В этот момент раздался еще один голос.

— И ты не двигайся, шотландец, — сказал Дэффид, также оказавшись где-то позади Джима. — Мой лук натянут до предела, а стрела длиной в ярд с широким наконечником касается твоей шеи. Одно движение в сторону милорда, и моя стрела вырвет из тебя хребет вместе с глоткой.

На несколько мгновений наступила тишина — как надеялся Джим, благодаря замешательству неизвестного шотландца, который держал Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности у шеи Джима что-то очень острое. Потом снова послышался голос с акцентом.

— Ты можешь убить меня, — проговорил незнакомец — но ты не спасешь своего друга. Мак-Грегор не…

Его неожиданно перебил третий голос, который Джим сразу узнал: это была Лизет.

— Лахлан Мак-Грегор! — воскликнула она. — Что ты хочешь сделать с лордом Джеймсом? Что здесь происходит, почему Дэффид нацелил на тебя свой лук? Не потому ли, что ты хочешь причинить зло этому достойному джентльмену?

— Достойному джентльмену, как же! — ответил голос Мак-Грегора. — Он злой колдун! И я избавлю от него землю и поступлю так с каждым подобным ему, что бы ни Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности сделал этот трусливый лучник, стоящий за моей спиной.

— Колдунов не бывает, — возразил Джим, заимствовав сию отповедь у Каролинуса, который как-то беседовал с ним на эту тему, — если не считать магов, вставших на ложный путь. Я действительно маг…

— Довольно болтовни! — перебил его Мак-Грегор. — Ты можешь избежать позорного столба и огня, но тебе не избежать моего клинка…

Его в свою очередь перебила Лизет.

Как уже заметил Джим, люди четырнадцатого столетия не проявляли особой сдержанности в поступках, и в еще меньшей степени они старались сдерживать свои эмоции. Хотя обычно вычурные манеры скрывали это, способность действовать и чувствовать с полным Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности самозабвением могла проявиться в любой момент. Теперь Лизет еще раз доказала это.

Джим уже знал о некотором сходстве ее голоса с голосами всех остальных членов семьи, однако он полагал, что она не способна издавать столь мощные звуки, как мужчины. Оказалось, он ошибался. Его жена Энджи могла при желании издать весьма пронзительный крик. Но Лизет явно превосходила ее в этом искусстве.

— И-и-и-и! — завизжала Лизет. — Отец! Сюда, скорее!

Ее голос мог проникнуть сквозь все стены и перекрытия башни; к тому же он был столь высок, что у Джима зазвенело в ушах, и на мгновение он почти оглох.

Когда к нему Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности вернулась способность воспринимать звуки, Джим услышал быстро приближающиеся голоса и среди них могучий бас рода де Мер — хотя слов было не разобрать. Все оставались на своих местах еще несколько секунд, затем в комнате внезапно загремел голос Геррака.

— Лахлан Мак-Грегор! Опусти свой кинжал! Как? Обнажать оружие в моем доме против одного из моих гостей — и это ты, Мак-Грегор! Как ты объяснишь это, сэр?

Джим почувствовал, что острый предмет больше не касается его шеи. Он обернулся и увидел Геррака, Лизет и Дэффида, который все еще натягивал тетиву лука, целясь в шею человека в килте, стоящего между лучником и Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности Джимом.



— Я думаю, теперь ты можешь отложить лук, Дэффид, — сказал Джим. — Хорошо, — отозвался Дэффид. — Но учти, шотландец! Я натяну тетиву быстрее, чем ты пошевельнешь рукой.

— Я не допущу, чтобы мои гости целились в моих гостей! — прогрохотал Геррак. — Если бы милорд Джеймс не попросил вас опустить лук, я сам приказал бы вам сделать это!

— Разумеется, — мягко ответил Дэффид, — только сила приказа зависит от того, кто его отдает.

Тем не менее он опустил лук и ослабил тетиву. Человек в килте повернулся к нему.

— Мы еще встретимся! — проговорил он. — Кто ты?

— Я Дэффид ап Хайвел, мастер лучник из Уэльса, — ответил Дэффид. — И Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности меня нетрудно найти.

— Уймитесь вы, оба! — потребовал Геррак. — Лахлан, в чем дело?

— Я увидел здесь этого черного колдуна, которого вы называете каким-то лордом, и его жертву, этого несчастного в кровати, который либо лишился сил из-за злых чар колдуна, либо тяжело ранен и не способен им противостоять.

Джим наконец взорвался:

— Я не колдун, идиот! Я маг! Маги — это люди, которые изучают магию, чтобы помогать своим ближним, как врачи изучают медицину. А сказки про колдунов рассказывают те, кто ничего не знает, а только пугает других.

— Довольно! — возмутился Лахлан. — Я не желаю слышать, как оскорбляют мою бабушку!

Джим изумленно уставился на него Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности:

— При чем здесь твоя бабушка?

— Это она рассказывала мне о колдунах и их черных делах! По-твоему, она лгала?

— Нет, — ответил Джим. — Вполне возможно, что она сама верила в эти истории. Но…

— Лахлан Мак-Грегор! — вмешалась Лизет. — Ты просто не знаешь, с кем говоришь и о чем. Человек, который стоит перед тобой и которого ты считаешь колдуном, — не только добрый маг, он еще вместе с рыцарем, лежащим в кровати, и лучником, стоящим у тебя за спиной, сражался против приспешников Темных Сил, таких, как ваш Сид Хорни! Они бились целый день в неравном бою в месте под названием Презренная Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности Башня, в болотах южной Англии; и об этом сложены песни.

Наверно, тебе просто никогда не доводилось их слышать!

— Как же, — ответил Лахлан Мак-Грегор более мягким тоном, чем прежде, почесывая свой плохо выбритый подбородок, на котором, судя по цвету сохранившейся щетины, могла вырасти такая же рыжая борода, как и волосы на голове шотландца. — Я, конечно, слышал песню, и не раз. Не хочешь ли ты сказать, что в ней говорится об этих двоих?

— Именно это она и хочет сказать! — послышался еще один голос, и Жиль, протиснувшись между своим отцом и сестрой, вышел на середину комнаты. — Мало того, я был с лордом Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности Джеймсом во Франции, где он вступил в единоборство с настоящим злым магом! Злой маг многократно превосходил его по силе, но лорд Джеймс не только победил, но еще и спас мне жизнь! Я находился вместе с ним несколько месяцев и могу засвидетельствовать, что нет более благородного и отважного противника зла, чем сэр Джеймс де Буа де Маленконтри, который сейчас стоит перед тобой!

— Вот оно как? — пробормотал Лахлан и, прищурившись, взглянул на Джима.

— Именно так! — пророкотал Геррак. — И об этом известно нам всем. Мы отозвали с охоты мою дочь, его, а также двух его друзей, чтобы они могли встретиться с Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности тобой. Хорошо же ты его приветствуешь!

— Ну что ж, — философски заметил Лахлан. — Человеку не дано всегда быть правым. Я забуду все, что думал о тебе прежде, и ты, лорд Джеймс, — хотя у меня язык с трудом поворачивается называть англичанина лордом, — тоже забудь и прости мне небольшое заблуждение, в которое я, по-видимому, впал.

Год назад, когда они с Энджи оказались в средневековом мире, Джим не смог бы понять эту речь так хорошо, как теперь. Она представляла собой самое чистосердечное извинение, какое только мог произнести подобный субъект в четырнадцатом столетии, не нанеся при этом ущерба своему достоинству.

— Все забыто, — ответил Джим Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности, протягивая руку. — Вот моя рука!

Мак-Грегор взял предложенную руку, будто испытав на миг искушение посостязаться, чье пожатие крепче, — и примирение состоялось.

— Отлично, — сказал Геррак. — Все хорошо, что хорошо кончается. Но запомните мои слова о ссорах под моей крышей, особенно ссорах с обнаженным оружием.

— Милорд, — отозвался Джим. — Я, со своей стороны, не только обязуюсь соблюдать ваши правила, но и выражаю вам свое почтение за то, что вы их ввели.

— И я тоже, — поспешно добавил Лахлан. — Мне, конечно, известно, как себя вести в гостях, и не хуже, чем кому-либо в здешних краях; признаюсь, я поддался естественному заблуждению. Геррак, мой Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности старый друг, мой кинжал никогда больше не увидит света в твоем замке, если ты сам не разрешишь обнажить его!

— Хорошо, — прогрохотал Геррак. — Теперь, когда это улажено, милорд Джеймс, можем ли мы еще что-нибудь сделать для сэра Брайена?

— Сейчас ничего. Как только принесут жаровню, чтобы согреть комнату, и зажгут факел…

— Они уже должны были это сделать! — В голосе Геррака снова послышались гневные ноты. Он обернулся к Жилю. — Жиль, узнай, в чем дело! — И вновь обратился к Джиму:

— Что-нибудь еще, милорд?

— Я бы хотел, чтобы кто-нибудь побыл с Брайеном и позвал меня в случае чего Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности. Если вы найдете людей, скажу им, что надо делать. Да, и как только прокипят и высушат покрывало, пусть сразу несут его сюда.

— Я думаю, оно уже высохло, — сказал Геррак. Он повернулся к Лизет: Последи за этим, Лизет. И пришли двух толковых мужчин или двух надежных женщин — а лучше и тех и других, — чтобы присмотрели за сэром Брайеном. — Он вновь повернулся к Джиму, который едва не трясся от холода в своих средневековых подштанниках:

— Если вы соблаговолите принять какую-нибудь одежду, принадлежащую моим сыновьям или мне, мы будем чрезвычайно рады услужить вам, милорд.

— Нет, благодарю вас, — поспешно ответил Джим. По правде говоря Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности, у меня есть запасной костюм. Я надену его и побуду здесь, пока не принесут покрывало.

— Отлично, — сказал Геррак. — Насколько я понимаю, вы предпочитаете, чтобы мы оставили вас с сэром Брайеном наедине. Так мы и сделаем. Лахлан? Лучник?

— Если милорд согласен, — проговорил Дэффид все еще с некоторым упрямством.

— Разумеется, иди вместе со всеми, Дэффид. Мы скоро увидимся, и с тобой, сэр Лахлан, тоже…

— Будь я рыцарем… Я… — пробормотал Лахлан. — В общем, эта игра в титулы для меня ничего не значит.

Джим удивился. Насколько он знал, в четырнадцатом рыцари были как в Англии, так и в Шотландии. Однако он кивнул и поправился Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности:

— Значит, увидимся, Лахлан Мак-Грегор.

Все вышли, оставив Джима с Брайеном. До последнего времени, занимаясь неотложными делами, Джим не замечал, как холодно в комнате. Но теперь он трясся от озноба, роясь в своем багаже — весьма небольшом, поскольку иначе его трудно было бы возить с собой.

Джим отыскал и надел штаны, затем достал изрядно помятую — она ведь была увязана с прочими вещами в один узел — куртку. Одевшись, он сразу почувствовал, как по телу разливается тепло. Скоро вернулась Лизет, а с ней две женщины и двое мужчин; они принесли жаровню и покрывало.

Брайен проснулся, когда двое мужчин с помощью Джима подняли его Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности над кроватью, чтобы приготовить ему постель. За это дело Джим взялся сам, упрекая себя за то, что лично не сходил и за покрывалом, которое следовало поберечь от прикосновения грязных рук. Для своего времени сэр Геррак был превосходным хозяином замка, однако его слуги, конечно, не служили образцом чистоплотности.

Джим не мог жаловаться, поскольку слуги в его замке тоже без особого энтузиазма воспринимали попытки введения новых санитарных норм. Энджи приучила большинство из них мыть руки перед тем, как заниматься приготовлением пищи. Но это был, по-видимому, предел. И люди, которых привела Лизет, ничем не отличались от любых других слуг в отношении Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности чистоты тела и одежды.

Поэтому Джим не выказал недовольства, когда Брайена уложили на приготовленную постель и укутали Во всяком случае, осмотрев покрывало, Джим не обнаружил на нем новых насекомых, а прежних, наверное, уничтожили при кипячении. Пока готовили постель для Брайена, Джим успел продумать инструкции, которые следовало дать слугам. Затем он изложил свои соображения Лизет:

— Лизет, давай я расскажу тебе, что нужно будет делать, а ты объяснишь это своим людям; у тебя это получится гораздо лучше, чем у меня. Я бы хотел, чтобы один мужчина и одна женщина постоянно бодрствовали. Они ни в коем случае не должны пить Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности из кувшинов или любых сосудов, которыми будет пользоваться Брайен.

Это очень важно…

Тут он решил немного слукавить для надежности, воспользовавшись своей репутацией мага.

— Стоит им нарушить этот запрет — и они в ту же минуту сморщатся, как высушенные на солнце жабы Джим с удовлетворением отметил, что четверо слуг побледнели. По своему опыту он знал, что никакое искушение не сможет преодолеть того страха, который внушали подобные магические угрозы.

— Кроме того, — продолжал он, — они должны постоянно поддерживать огонь в жаровне и следить, чтобы факел не погас, а также регулярно выносить ночной горшок. Они должны подавать сэру Брайену питье, как только он проснется Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности, и вообще предлагать ему пить почаще. Но только слабое пиво. Ему нужно как можно больше жидкости, чтобы возместить потерю крови. А пока мы с тобой сходим на кухню и найдем там телячью печенку; ее нужно нарезать мелкими кусочками и варить, пока не получится суп. Как ты думаешь, это возможно?

— Конечно, милорд, — ответила Лизет. — Я сама обо всем позабочусь.

— Хорошо. И позаботься, чтобы люди, которые будут готовить суп, сначала хорошенько отчистили и вымыли с мылом свои руки и посуду, в которой будет вариться печенка.

— С мылом? — переспросила Лизет.

— Ты не слышала про мыло? Это такое вещество, которым пользуются маги Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности. Он на минуту задумался. — Ладно. Пусть они просто отчистят горшок так, он блестел, нальют в него воды и вскипятят. Кипеть вода должна до тех пор, пока они с чувством и расстановкой — как полагается — не прочтут десять раз «Отче наш». Потом горшок надо снять с огня, немного остудить и вылить воду; после этого можно готовить суп. Вскипятите его и принесите сюда — мы должны постараться заставить Брайена съесть как можно больше.

— Сэр Брайен любит суп из печенки?

— Думаю, нет. Но ему все равно придется его есть. И пить слабое пиво, сколько сможет. Повторяю: вина ему давать нельзя, как бы он ни Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности просил. Ты сможешь растолковать это своим людям?

— Конечно, милорд, — серьезно ответила Лизет. Она повернулась к слугам: Если сэр Брайен умрет, будет считаться, что это вы убили его, не позаботившись о нем как следует. Поэтому делайте все в точности как сказал маг, иначе вас всех повесят. — Она снова повернулась к Джиму:

— Думаю, все будет в порядке. Не желаете ли теперь спуститься со мной в зал, сэр Джеймс?

— О да. Но пусть они меня немедленно позовут, если произойдет что-нибудь необычное. И еще, одна из женщин должна время от времени проверять, не стал ли его лоб горячее.

— Вы слышали? — сказала им Лизет Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности. — А что это вы делаете, милорд?

— Я просто еще не полностью оделся, — ответил Джим, натягивая сапог. Затем он вышел из комнаты вместе с Лизет и направился в большой зал.

— Ты действительно можешь их повесить? — спросил Джим, когда они спускались по каменным ступеням винтовой лестницы. — В конце концов, не их вина, если Брайен все-таки умрет, хотя я уверен, что этого не произойдет. Во всяком случае винить можно только меня.

— Что за странный вопрос? — Лизет взглянула на него своими большими темными глазами. — Едва ли мы могли бы повесить вас, милорд. С другой стороны, кто-то ведь должен быть наказан. Для Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности этого и существуют слуги. Как вам пришло в голову задать такой вопрос?

— Ну… — пробормотал Джим, сделав неопределенный жест рукой.

Ответ повис в воздухе. Но, к счастью, Лизет уже вспомнила о другом:

— Серокрылка вернулась, как я и говорила. Я разговаривала с ней. Она снова видела отвратительного червя.

— Извини, какого червя ты называешь отвратительным?

— О, — рассмеялась Лизет. — Мы иногда пользуемся шотландскими словами.

Отвратительный — значит безобразный, такой, что на него жутко смотреть.

Понимаете?

Джим кивнул:

— Продолжай. Ты говоришь, он снова видел этого червя?

— Она видела его, — поправила Лизет. — Да. Червь сидел на скале и грелся на солнце. Наверное, где-то в Чевиот-Вудс Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности.

— Где-то в Чевиот-Вудс? — переспросил Джим. — Значит, твоя Серокрылка точно не знает, где она его видела?

— О, конечно, она знает. Просто она видит разные места на земле совсем не так, как мы. Я узнала от нее только, что туда недолго лететь от замка, но это может быть и пять миль, и пятьдесят, смотря по тому, как она летела. Наверно, все-таки ближе к пятидесяти, тогда червь и в самом деле находится в глубине Чевиот-Хиллз, на территории полых людей.

— Жаль, точнее не узнать, — задумчиво проговорил Джим.

— Могу спросить Снорла, когда увижусь с ним в следующий раз, — предложила Лизет Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности. Снорл расстался с ними, прежде чем они завидели башню замка. Вероятно, он питал такую же неприязнь к человеческим постройкам, как Apaгx — волк, который дружил с Джимом и жил в окрестностях де Буа де Маленконтри.

— А когда ты увидишь его в следующий раз? — спросил Джим.

— О, завтра, а может, и через неделю — кто предскажет поведение Снорла, да и вообще почти всех зверей и птиц? Они не привыкли думать о времени и расстояниях так, как мы.

— Ну, а размеры? Какой величины этот червь?

— Это тоже трудно узнать у Серокрылки. Сначала она сказала, что он больше зайца. Но он, конечно, должен был Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности быть гораздо больше, и я спросила, не такой ли он, как корова. Серокрылка подумала и сказала, что больше. В общем, он точно не меньше телеги. Я просто не могла придумать для сравнения ничего больше, чем телега.

— И у него глаза на стебельках?

— Да, точно! Откуда вы знаете? Она так и сказала. Как у огромной улитки или, скорее, слизня.

— Боюсь, что именно с таким червем и сражался Брайен у Презренной Башни, вздохнул Джим.

К тому времени они уже спустились по лестнице и входили в зал. Геррак со своими сыновьями, а также Лахлан Мак-Грегор и Дэффид сидели за высоким столом Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности.

Джим и Лизет подошли и по приглашению Геррака, прозвучавшему почти сразу после их появления, заняли места на скамье напротив хозяина.

— Как там сэр Брайен, милорд? — осведомился Геррак, наполнив кубок для Джима. Лизет он предоставил действовать самостоятельно; она и не терялась.

— Надеюсь, с ним будет все в порядке, — ответил Джим. — Как вы знаете, он потерял очень много крови. Рана неглубокая, но тянется через весь левый бок. Я сделал все, что мог. Теперь, если за ним ухаживать, почаще поить и давать ему как можно больше супа, который я просил приготовить для него, тогда, думаю, к концу недели он будет на ногах. По Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности крайней мере, он сможет вставать, ходить и сидеть с нами за столом.

— Ой! — воскликнула Лизет. — Я совсем забыла, милорд. Мне надо распорядиться, чтобы этот суп начали готовить. Вы позволите, отец?

— Непременно. Иди! Не задерживайся! — Геррак указал ей на кухню. Лизет встала из-за стола и покинула зал.

— Досадно, что он не может быть с нами сейчас, — сказал Геррак, — когда нам надо обсудить такое важное дело.

Только теперь Джим заметил, как серьезны лица всех сидящих за столом. Он сделал большой глоток вина, потом еще один и наконец осушил кубок. Терпкое красное вино показалось ему необычайно вкусным и приятным. Похоже, дала Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности знать о себе не только жажда; Джим все то время, пока возился с Брайеном, находился в жутком напряжении.

Когда Геррак вновь наполнил его кубок, Джим не стал возражать. Впрочем, его мысли были заняты не вином. Он пытался связать воедино внезапный визит шотландца, появление отвратительного червя, полых людей и возможность второго фронта, которую упоминал Геррак и от которой столь легкомысленно отмахнулся Каролинус.

Маги тоже ошибались.


documentavmuirx.html
documentavmuqcf.html
documentavmuxmn.html
documentavmvewv.html
documentavmvmhd.html
Документ Глава 9. Джим был ошеломлен — не только от внезапной опасности